Сочинение ЕГЭ. Обозначение проблемы текста Л. Андреева и комментарий к ней

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Текст

(1)Я сидел в ванне с горячей водой, а брат беспокойно вертелся по маленькой комнате, хватая в руки мыло, простыню, близко поднося их к близоруким гла­зам и снова кладя обратно. (2)Потом стал лицом к стене и горячо продолжал:

- (З)Сам посуди. (4)Нас учили добру, уму, логике - давали сознание.

(б)Главное - сознание. (б)Можно стать безжалостным, привыкнуть к слезам,

но как возможно, познавши истину, отбросить её? (7)С детства меня учили не мучить животных, быть жалостливым. (8)Тому же учили меня книги, какие я прочёл, и мне мучительно жаль тех, кто страдает на вашей проклятой войне. (9)Но вот проходит время, и я начинаю привыкать ко всем страданиям, я чув­ствую, что и в обыденной жизни я менее чувствителен, менее отзывчив и от­вечаю только на самые сильные возбуждения. (10)Но к самому факту войны я не могу привыкнуть, мой ум отказывается понять и объяснить то, что в осно­ве своей безумно. (И)Миллионы людей, собравшись в одно место и стараясь придать правильность своим действиям, убивают друг друга, и всем одинаково больно, и все одинаково несчастны - что же это такое, ведь это сумасшествие?

(12)Брат обернулся и вопросительно уставился на меня своими близорукими глазами.

-  (13)Я скажу тебе правду. - (14)Брат доверчиво положил холодную руку на моё плечо. — (15)Я не могу понять, что это такое происходит. (16)Я не могу по­нять, и это ужасно. (17)Если бы кто-нибудь мог объяснить мне, но никто не мо­жет. (18)Ты был на войне, ты видел - объясни мне.

-  (19)Какой ты, брат, чудак! (20)Пусти-ка ещё горячей водицы.

(21)Мне так хорошо было сидеть в ванне, как прежде, и слушать знакомый голос, не вдумываясь в слова, и видеть всё знакомое, простое, обыкновенное: медный, слегка позеленевший кран, стены со знакомым рисунком, принадлеж­ности к фотографии, в порядке разложенные на полках. (22)Я снова буду зани­маться фотографией, снимать простые и тихие виды и сына: как он ходит, как он смеётся и шалит. (23)И снова буду писать - об умных книгах, о новых успе­хах человеческой мысли, о красоте и мире. (24)А то, что он сказал, было уча­стью всех тех, кто в безумии своём становится близок безумию войны. (25)Я как будто забыл в этот момент, плескаясь в горячей воде, всё то, что я видел там.

-   (26)Мне надо вылезать из ванны, — легкомысленно сказал я, и брат улыб­нулся мне, как ребёнку, как младшему, хотя я был на три года старше его, и задумался - как взрослый, как старик, у которого большие и тяжёлые мысли.

(27)Брат позвал слугу, и вдвоём они вынули меня и одели. (28)Потом я пил душистый чай из моего стакана и думал, что жить можно и без ног, а потом ме­ня отвезли в кабинет к моему столу, и я приготовился работать. (29)Моя радость была так велика, наслаждение так глубоко, что я не решался начать чтение и только перебирал книги, нежно лаская их рукою.

-  (З0)Как много во всём этом ума и чувства красоты!

(По Л. Андрееву)

Леонид Николаевич Андреев (1871-1919) - русский писатель. Автор та­ких произведений, как «Баргамот и Гараська», «Рассказ о семи повешенных», «Савва», «Жизнь Василия Фивейского», «Красный смех», «Дни нашей жизни», «Жизнь человека» и др.

Обозначение проблемы текста Л. Андреева и комментарий к ней

В тексте Л. Андреева рассматривается проблема отношения человека к вой­не. Писатель приводит нравственную оценку военных действий братом героя по­вествования, который не может привыкнуть «к самому факту войны». Счита­ет, что это безумие, потому что невозможно постигнуть смысл необходимости убивать друг друга, когда от этого несчастны обе стороны военного конфликта «и всем одинаково больно».

Рассказчик неохотно участвует в дискуссии, потому что, только что вернув­шись с войны калекой, стремится быстрее окунуться в мирную жизнь, наслаж­даться самыми обыкновенными вещами, оценив их по-новому после суровых во­енных испытаний, мечтает о свободном, созидательном труде, о творчестве и заботе о своих детях.

Похожие сочинения